Интервью научного руководителя ИВИ РАН, академика РАН Александра Чубарьяна «Парламентской газете»

IWH in the media

Поиском проблемных мест в российских учебниках истории власти занялись после замечания президента Владимира Путина в Послании Федеральному Собранию, что в некоторых пособиях порой забывают упомянуть, например, Сталинградскую битву. Вскоре Минпросвещения провело масштабную проверку школьных программ по истории. Итоги были неутешительны: в 70 процентах из них были серьезные пробелы. Теперь ведомство готовит новые базовые рабочие программы. Почему появились недочеты в школьных учебниках, ​ как усовершенствовать преподавание истории и что противопоставить попыткам Запада стереть нашу память о войне, рассказал доктор исторических наук, академик РАН Александр Чубарьян.

- Александр Оганович, почему, на ваш взгляд, в школьных программах образовалось так много недочетов и лакун в разделах о Великой Отечественной войне?​

- Вообще-то я не считаю, что их много. Еще в 2014 году был принят, а осенью прошлого года утвержден культурно-исторический стандарт — обязательный минимум вопросов, которые должны преподаваться в школе. По моим сведениям, это было решение Министерства просвещения. Большинство учебников, я бы даже сказал подавляющее большинство, которые потом издали, написаны на основании этого стандарта. В нем предусмотрено и изложение о событиях Великой Отечественной войны.

Учебник, на который обратил внимание президент, — это пособие для колледжей и техникумов. Причем это старое учебное пособие, последнее его издание было лет восемь-девять назад. Поэтому мне кажется, что указание президента имеет более общий смысл, оно о том, чтобы вообще заняться совершенствованием преподавания истории в средней школе.

- Вы говорите, что недочетов не так много, но менять программы нужно. В чем же проблема? ​

- Проблема в том, что подростки, оканчивая школу, плохо знают историю. Это действительно так. Я думаю, исторические программы и учебники перегружены фактами, которые ученики все равно не могут запомнить.

Важно обращать внимание на ключевые, переломные вехи и события. Применительно к России ХХ века это, конечно, Великая Отечественная война, это русская революция 1917-1922 годов, это распад Советского Союза. Эти и, может, еще некоторые другие вопросы должны привлечь больше внимания в нашей школе.

- Какие вы видите способы улучшить преподавание истории в России?

- Сейчас прорабатывается вопрос о создании нового поколения учебников для колледжей и техникумов, поскольку довольно большой процент учащихся стали выбирать среднее профессиональное образование после девятого класса. Кроме того, думаю, нужно усилить обратную связь с учителями, узнать у них, какие учебники кажутся им более приемлемыми, а какие — менее.

-​ Есть мнение, что история в принципе должна ориентироваться не на факты, а на их интерпретацию, на исследование причин и последствий. В наших школах такой подход применяется?

- Вы совершенно правильно заметили. Этот вопрос давно стоит в центре мировой дискуссии. Я участвовал в двух заседаниях Совета Европы на эту тему, где был прямо поставлен вопрос: чему важнее учить в школе — запоминать факты или самостоятельно оценивать события, устанавливать причинно-следственные связи? Подавляющее большинство участников дискуссии высказались за второе.

Думаю, сравнительно-исторический подход, когда дети сопоставляют разные периоды, оценивают причины и следствия, должен занять больше места в наших учебниках и вообще в процессе преподавания истории в средней школе. Это важная и ответственная задача.

Но есть еще одна проблема. Раньше учебник был главным и единственным источником информации по истории. А теперь это не так. Теперь дети и взрослые имеют в своем распоряжении такой противоречивый источник информации, как Интернет. Из него они могут получать совершенно искаженные сведения.

Еще хочу напомнить один момент, на который обратил внимание президент в Послании: в других странах есть много примеров искажённого представления об истории нашей страны, в частности о Великой Отечественной войне. Еще в советское время у нас выходили совместные работы с американцами, англичанами, но даже в голову никому не приходило принижать или отрицать вклад Советского Союза в Победу. А сейчас это расхожие фразы.

Не вызывает сомнений решающая роль нашей страны в освобождении Европы от нацизма. Но сейчас, к сожалению, многие страны, даже наши некоторые соседи применяют такую формулировку: мол, не было освобождения, а одна оккупация заменила другую.

- Ко Дню Победы наша редакция сравнила, как в разных странах пишут про события весны 1945 года. Выяснилось, что в некоторых государствах о капитуляции Германии говорят буквально одной строкой.

- Я изучал иностранные учебники. В большинстве из них упоминания о Сталинградской битве вообще нет. Это при том, что никакие другие битвы, кроме этой, не были так известны во всём мире. Они будто забыли, что в Париже есть площадь Сталинграда, улица Сталинграда, в Брюсселе то же самое, даже в США.

- Чем вы можете объяснить эти тенденции?

- Я называю это политизацией истории. Это использование истории для сиюминутных политических интересов тех или иных групп. Это, конечно, печально. Нужно историю оставить историкам.

Свой вклад делают и средства массовой информации, которые издают весьма далёкие от истины материалы. Я часто бываю в европейских странах, поэтому убедился сам. Для рядовых людей основной источник информации — это телевидение и газеты. И все СМИ там как раз специализируются на политизированном подходе. Если посмотреть их публикации, то в них роли Советского Союза уделяется мало внимания или вообще нет. Вот это проблема.

- С этим можно что-то сделать?

- Единственный способ я вижу в том, что у нас и так уже активно делают: напоминать и публиковать старые факты, искать в архивах новые свидетельства.

- В июне будет 80 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Срок немалый. Тем не менее для России эта дата — 22 июня — остается одной из самых значимых. Как вы думаете, почему память о войне в нашей стране не угасает? Есть ли еще примеры в мировой истории, чтобы народ буквально со слезами на глазах вспоминал события более чем полувековой давности?


- В истории не было таких фактов, потому что в истории не было настолько страшной войны. Восемьдесят лет — конечно, большой срок, но все же есть еще люди, которые участвовали в этой войне, есть те, чьи родители в ней участвовали.

Трагизм этой войны емко охарактеризовал Нюрнбергский трибунал: действия нацистской Германии — это преступление против человечества. И против человечности. Это самое трагическое и самое памятное событие в истории ХХ века, особенно для нашей страны, которая понесла колоссальные потери — 27 миллионов человек. Нет ни одной семьи, которая бы не столкнулась с потерей. И эта память остается в истории каждой семьи. Поэтому эта память для нас святая.

- Что нужно, чтобы память о Великой Отечественной войне сохранялась и впредь? Есть опасения, мол, когда покинут нас последние ветераны и дети войны, о ней станут постепенно забывать.

- Тут мы снова возвращаемся к тому, с чего начинали разговор. Нужно говорить об этом на уроках истории в школе, нужно регулярно проводить мероприятия по этой теме, снимать кино и передачи, открывать музеи и так далее. ​ ​

Подробнее на ПГ: https://www.pnp.ru/social/akademik-chubaryan-v-parizhe-zabyli-chto-u-nikh-est-ploshhad-stalingrada.html

31.05.2021 
Автор: Марина Третьякова

 

07 Jun 2021

Интервью научного руководителя ИВИ РАН, академика РАН Александра Чубарьяна «Парламентской газете»