"Есть у революции начало, нет у революции конца", Таньшина Н.П. об осенней школе молодых ученых ИВИ РАН и ГАУГН

IWH in the media

Автор: Н.П. Таньшина, доктор исторических наук, профессор кафедры Всеобщей истории Института Общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ; ведущий научный сотрудник Лаборатории западноевропейских и средиземноморских исторических исследований исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук, г. Москва

 

Журнал: "Историческая экспертиза".

 

2-6 сентября в Москве в ИВИ РАН на Ленинском проспекте состоялась международная Школа молодых ученых «Сопротивление революциям Нового времени», организованная Лабораторией западноевропейских и средиземноморских исторических исследований Государственного академического университета гуманитарных наук при содействии Института всеобщей истории РАН.

Подобно состоявшейся в 2018 году школе «Эпоха революций 1750 – 1914 гг. в Западной Европе и Средиземноморье», настоящее мероприятие было проведено в рамках проекта «Методы утверждения либеральных ценностей в регионах традиционной культуры в «Новое время» по гранту Правительства Российской Федерации (подпрограмма «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора» государственной программы Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013—2020 гг. Договор № 14.Z50.31.0045).

В центре внимания участников Школы находился широкий комплекс проблем, связанных с Французской революцией XVIII века и в целом европейских революций Нового времени. Название Школы ‑ «Сопротивление революциям Нового времени» ‑ весьма симптоматично и в значительной степени отражает современные историографические тенденции. Традиционно как в отечественной, так и зарубежной историографии изучались собственно революции. Это было характерно не только для марксистской исторической науки, считавшей революции локомотивом истории. Программа Школы направлена на изучение того, что прежде назвали бы «контрреволюцией» со всем набором штампов, ведь Контрреволюция априори не могла быть позитивной, она – антипод Революции. То есть «Сопротивление» революциям – это и есть контрреволюция, только без негативной коннотации, закрепившейся за этим термином. Ведь революция ‑ это вовсе не всегда хорошо, как и контрреволюция ‑ не всегда плохо. Это вовсе не означает, что контрреволюция, как прежде революция, возводится в абсолют. Она воспринимается как неизбежное продолжение революции, теснейшим образом с ней взаимосвязанное. То есть это выход на проблему, которая прежде не была приоритетной, «модной», и либо не изучалась, либо изучалась исключительно в контексте противопоставления революции.

Именно различным аспектам сопротивления, или противодействия революциям и были посвящены лекции преподавателей Школы и выступления молодых ученых – не только студентов, магистрантов, аспирантов, но и молодых кандидатов наук.

Преподавательский состав Школы в этом году немного изменился: к прошлогодним участникам в лице Алана Форреста (руководитель Лаборатории, почетный профессор Йоркского университета, вице-президент Международной комиссии по истории Французской революции), А.В. Чудинова (заместитель руководителя Лаборатории, д.и.н., заведующий кафедрой исторического регионоведения исторического факультета ГАУГН, главный научный сотрудник ИВИ РАН, главный редактор международного научного издания «Французский ежегодник»), Н.П. Таньшиной (д.и.н., профессор кафедры Всеобщей истории Института Общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, ведущий научный сотрудник ГАУГН), Гэвину Мюррей-Миллеру (преподаватель Новой истории Европы в Школе истории, археологии и религии Кардиффского университета, старший научный сотрудник ГАУГН) присоединились директор Фонда Наполеона, профессор Католического университета Вандеи Тьерри Ленц и Е.А. Прусская (к.и.н., доцент исторического факультета ГАУГН, старший научный сотрудник ИВИ РАН). А.В. Гладышев и Д.Ю. Бовыкин поменялись ролями: Д.Ю. Бовыкин (д.и.н., доцент кафедры Новой и Новейшей истории исторического факультета МГУ, ведущий научный сотрудник ГАУГН) выступил с лекцией, а А.В. Гладышев (д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории, заведующий кафедрой региональной истории и музееведения Саратовского государственного университета) был модератором и главным арбитром Школы.

Три лекции Тьерри Ленца были посвящены проблемам посленаполеоновского устройства и работе Венского конгресса. Интересен его взгляд на политику императора Александра I. Ленц нарисовал весьма противоречивый портрет императора, у которого сочетались идеи освобождения народов и экспансионистские планы, оккультизм и духовные поиски, мессианский пыл и личные амбиции. Основными бенефициарами конгресса Тьерри Ленц считает Великобританию и Россию. Именно после окончания Наполеоновских войн, по словам историка, Россию стали воспринимать в качестве великой европейской державы. Саму же Венскую систему в соответствии с западной традицией Тьерри Ленц доводит до конца XIX века, а не до Крымской войны, как это принято в российской историографии.

Наверное, самой яркой антитезой Французской революции стала война в Вандее 1793-1796 гг. Она вошла в историю как антиреволюционный символ, и этот регион до сих пор строит свою идентичность на противопоставлении Революции. «Народная антиреволюция конца XVIII - начала XIX вв. в исторической памяти» ‑ так называлась лекция А.В. Чудинова о народном сопротивлении Революции в Вандее и Тироле и о жестком «форматировании» национальной памяти о тех событиях. Таковое французский историк Рейнальд Сеше называет меморицидом, то есть убийством исторической памяти. Говоря о так называемых «местах памяти», А.В. Чудинов справедливо подчеркнул, что и они нередко имеют целью деформацию исторической памяти, поскольку посвящены победителям.

Тема Вандеи была продолжена в лекции Н.П. Таньшиной «Легитимистская оппозиция Июльской монархии и восстание 1832 г. в Вандее». Не случайно известный французский историк Жан-Клеман Мартен называет войну в Вандее «неоконченной»: она не завершилась в конце XVIII в. В следующем столетии случилось «второе издание» Вандеи, связанное с событиями Ста дней, а также ее «третье издание», вошедшее в историю как «заговор герцогини Беррийской». Несмотря на то, что ХIХ столетие было ознаменовано поступательным развитием и торжеством либеральных ценностей, их распространение наталкивалось на серьезное сопротивление, в том числе со стороны легитимистов, сторонников династии Бурбонов. Обращение к этой теме также весьма показательно, ведь Июльская монархия во Франции (1830-1848) долгие годы являлась «немодной» темой в историографии, как зарубежной, так и отечественной, а легитимизм, воспринимавшийся именно как контреволюционная сила, практически не изучался.

Е.А. Прусская в своей лекции «Франция и Северная Африка в XIX в.: революции, колониализм и джихад» остановилась на проблеме внешнего сопротивления революциям и либеральным ценностям, анализируя действия Франции в Алжире и Египте. Что важно, война, которую Франция с 1830 г. вела в Алжире, провозглашенном в 1834 г. французской колонией, исследуется Е.А. Прусской с двух сторон, с позиций колонизаторов-французов и арабов во главе с эмиром Абд аль-Кадиром, именем которого, к слову говоря, названа маленькая площадь в Париже, как раз рядом с Фондом Наполеона.

Алан Форрест в своей лекции «Наполеоновская пропаганда и портреты власти» остановился на проблеме самопрезентации власти и образах власти в произведениях искусства, поставленного на службу государству и выполнявшего государственный заказ. Наполеон, которого не случайно называют первым пиар-менеджером в истории, и который сам конструировал свой образ, понимал это как никто иной.

При всей кажущейся исчерпанности проблематики Французской революции за более чем двести лет научных изысканий в этой теме постоянно обнаруживаются «белые пятна». К одному из таких слабо разработанных сюжетов обратился в своей интереснейшей лекции «Контрреволюция в годы Французской революции: нереализованные возможности и причины поражения» Д.Ю. Бовыкин. Тема противодействия революции была развита и Г. Мюррей-Миллером. В своей лекции «Против революции? Переосмысление идей сопротивления революции» историк сосредоточился на вопросе о теснейшей взаимосвязи между революцией и контрреволюцией и подчеркнул, что через изучение идей сопротивления можно лучше понять революцию как таковую.

Не менее острыми и дискуссионными были и обсуждения докладов собственно «молодых ученых», представлявших Москву, Санкт-Петербург, Саратов, Екатеринбург, Волгоград, Архангельск. Перечислю лишь некоторые наиболее яркие доклады: аспирантки Санкт-Петербургского государственного университета Ещенко А.О. «Особенности пропаганды в наполеоновской Испании 1808-1813 гг. (пример Мадрида)»; кандидата исторических наук, ассистента кафедры востоковедения Уральского федерального университета, младшего научного сотрудника ГАУГН Косых Т.А. «Жизнь в осажденном городе: британские солдаты в Кадисе 1810-1812 гг.»; младшего научного сотрудника ГАУГН Болт В.С. «”Антифранцузский карантин” в оккупационном корпусе Воронцова»; аспирантки ГАУГН Грибановой В.М. «Причины и начало Вандейского восстания в мемуарах участников»; младшего научного сотрудника ИВИ РАН и ГАУГН Зайцевой Д.А. «Роль Ж.-Л. Тальена в разгроме эмигрантов на Кибероне».

Не менее важной была и неофициальная часть Школы, обмен мнениями между студентами, когда новые участники сожалели, что присоединились к ее работе только в этом году. Даже случайно зашедший разговор во время торжественного ужина о различиях между сэндвичем и гамбургером превратился в настоящую научную дискуссию с апеллированием к лорду Сэндвичу и истории английских клубов XIX века! А настоящим подарком участникам Школы стали напутственные слова бывшего посла России во Франции А.К. Орлова.

Исследование осуществлено по гранту Правительства Российской Федерации в рамках подпрограммы «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора» государственной программы Российской Федерации «Развитие науки и технологий» на 2013 – 2020 гг. Договор № 14.Z50.31.0045.

23 Sep 2019

"Есть у революции начало, нет у революции конца", Таньшина Н.П.  об осенней школе молодых ученых ИВИ РАН и ГАУГН