Семинар "Исторические исследования повседневных практик"

Семинары

Семинар Отдела исторической антропологии и истории повседневности ИВИ РАН

В среду, 1 марта, в 16.30, ауд. 1406, 14 этаж с докладом выступит к.и.н., доцент Елена Давыдовна Браун (РГГУ)

Тема: Может ли честный человек лукавить? Стратегии обмана в «Истории Ричарда III» Томаса Мора



Тезисы

Современники оценивали «Историю Ричарда III» очень высоко; её неоднократно публиковали (в том числе в составе культовых исторических произведений XVI в. – хроник Холла и Холиншеда) и считали прекрасным образцом того, как нужно писать исторические сочинения. Впрочем, о безупречной правдивости речь не шла; описывать прошлое «со всеми бородавками» было попросту не принято. История осмысливалась как учительница жизни и драма героев. Подобно умелым садовникам, историки выпалывали неудобные факты, подстригали и закругляли характеры, прокладывали дорожки морали и т.д. Итоговая картина отличалась от неприукрашенного прошлого так же, как пейзажный парк от дикой природы. Причесанная, ухоженная полуправда была повседневной практикой ренессансной историографии. Тем не менее, об обмане в прямом смысле слова речь не шла. Существовали четкие «правила игры» - историю принято было писать по документам и свидетельствам очевидцев; допускались: умолчания, вольное обращение с цифрами (например, численность армий указывалась едва ли не произвольно), свободная интерпретация фактов, схематизация характеров и драматизация повествования, но не более.

В том, что Томас Мор следовал указанным правилам, впервые усомнились в начале XVII столетия. Тем не менее, практически до конца ХIХ в. большинство исследователей продолжало считать «Историю Ричарда III» одним из наиболее авторитетных и информативных источников по эпохе Войн Роз. В советской историографии период безусловного доверия к сочинению Томаса Мора продлился еще дольше, как минимум до 70-х годов ХХ века. В настоящее время «Историю Ричарда III» воспринимают абсолютно иначе. Исследователям удалось доказать – Томас Мор обращался с историческим материалом недопустимо вольно (искажал даты, менял порядок событий, путал действующих лиц и т.д. и т.п.). Мор создал политическую сатиру, нравоучительную драму, политический памфлет – что угодно, только не историческое сочинение. Более того, великий гуманист не обманывался, он целенаправленно и скрупулезно перерабатывал прошлое. Иными словами, история для Томаса Мора была всего лишь материалом, или, выражаясь словами Дюма-отца, «гвоздем, на который он повесил свою картину».

Цель данного доклада состоит в том, чтобы проанализировать приемы и методы, с помощью которых Томасу Мору удалось превратить заведомо недостоверное сочинение в исторический источник высшей пробы, в некий эталон правдивости, с которым столетиями сличали другие тексты. Фактически мы имеем дело с целым арсеналом методов, с настоящей стратегией обмана. Томас Мор манипулировал датами, изобретал новые факты, пересказывал сплетни и слухи, уснащал повествование множеством вымышленных подробностей. Пожалуй, самым успешным приемом стала блистательная драматическая форма «Истории Ричарда III» - ни один факт не остается неоценённым, ни одна реплика не произносится просто так. «Завязкой» повествования является неестественное, мучительное рождение Ричарда III, «кульминацией» - убийство «принцев в Тауэре». «История…» Томаса Мора не закончена, но автор подчеркивал, что, «пока он [Ричард III] оставался королем, убийства и кровопролития не прекращались, покуда его собственная гибель не положила всему этому предел».

В заключение хотелось бы подчеркнуть - все вышесказанное нисколько не противоречит устоявшемуся мнению о Томасе Море. Вне всяких сомнений, он был честнейшим, высокоморальным человеком, гуманистом в полном смысле слова. Искажая историю Войн Роз, Мор руководствовался самыми благими соображениями - он стремился дать современникам урок морали. Каждый, кто верил в правдивость «Истории Ричарда III», убеждался, что «не бывает добра от того, что рождено во зле», что историческая справедливость вовсе абстракция, и что Бог наказывает злодеев уже на этом свете.

В качестве наглядной иллюстрации вниманию коллег предлагаются два портрета Ричарда III.

Портрет из собрания Общества антикваров (слева) был написан в самом начале XVI в.; по единодушному мнению историков это изображение максимально точно передает внешность Ричарда III.

Портрет, известный под условным названием «Сломанный меч» (справа) является копией первого. Разительное несходство объясняется тем, что эта копия была написана под впечатлением от сочинения Томаса Мора. «Сломанный меч» скрупулезно передает внешность «моровского» Ричарда III – горб; высохшую, деформированную руку; грубое, уродливое лицо.


15 февр. 2017

Семинар "Исторические исследования повседневных практик"
Начало: 16:30, 01.03.2017
Окончание: 18:00, 01.03.2017
Адрес: Москва, Ленинский проспект д. 32А, аудитория 1406, 14 этаж